среда, 12 августа 2009 г.

Бывший кок Северного флота стал украинским ресторатором

, Оксана ПЕТРОВА — 12.08.2009

Бывшие подводники охотно фотографировались у штурвала атомохода «Ленин».

Бывшие подводники охотно фотографировались у штурвала атомохода «Ленин».

Фото: Елена КОВАЛЕНКО

В Мурманскую область прибыли участники автопробега Киев - Мурманск, посвященного 65-й годовщине Победы и 20-летию со дня гибели подводной лодки «Комсомолец».

Автоколонна из 18 сине-белых машин, украшенных наклейками и флагами Северного флота, торжественно пронеслась через Кильдинский КПП в 17 часов вечера этого понедельника. За рулем - российские, казахстанские и украинские ветераны-подводники. Автопробег стартовал в Киеве 12 дней назад. Он посвящен 65-й годовщине Победы и 20-летию со дня гибели подводной лодки «Комсомолец».

- Ежегодно на 1-2 машинах мы ездили в Санкт-Петербург на День флота. А когда набралось четыре автомобиля, то решили посетить Мурманск, благо он рядом (каких-то полторы тысячи километров). Попробовали разок, составили программу и разослали приглашения в экспедицию, - рассказывает организатор автопробега .

- Я служил здесь с 86-го года в Западной Лице коком, да так и решил связать свою дальнейшую жизнь с ресторанами. Теперь у меня есть свои заведения в Украине.
Встречи бывших подводников расписаны по часам - музей Северного флота, атомоход «Ленин», краеведческий музей, митинг у рубки «Курска». Еще хотели посетить закрытые военные города области, да не повезло - не смогли договориться о пропусках.

- Ехали с большим энтузиазмом! Многие взяли своих родственников, я вот с сыном и внуком приехал. Все очень хотят близким показать родные места, где юность прошла, где школу заканчивали. Но, к сожалению, не у всех это получилось, - вздыхает Николай Синько, капитан первого ранга, член совета ветеранов Украины. -  Я служил в гарнизонах Видяево, Полярный и Западная Лица, но российский генштаб запретил нам посещать ЗАТО. Мы столько всех собирали, искали сослуживцев! В Пскове, Ленинграде встречи с военными товарищами прошли на ура, а вот Север нас не понял.
Многие участники автопробега родом из Заозерска, Североморска. У Николая Синько друг погиб на «Комсомольце». Но бюрократическая машина Минобороны осталась неумолимой. Ведь участники автопробега хоть и бывшие североморцы, но уже граждане других стран.

- Это такой удар для меня. Моему отцу уже 60 лет, он не смог поехать со мной. Поэтому он заказал привезти мне фотографии родных мест - мы жили в Заозерске, - говорит Елена Милокостова. - Хотя на всех уровнях в Украине, Москве и Питере нас заверили, что никаких проблем не будет с пропуском!

Тем не менее ветераны не унывали и все время перекидывались шутками. На атомоходе «Ленин» украино-казахстанскую делегацию воодушевил стоявший в углу рояль. Спросив разрешения у капитана ледокола, ветераны, как дети, кинулись играть классику.
Александр Логинов, в 80-е годы обслуживавший реакторы на подлодках в Гаджиево и Оленьей губе, отнесся к поездке со всей серьезностью. Даже пришлось на работе уговаривать напарника, чтобы он подежурил эти дни за него.

- Я сейчас в Воронеже живу. С ребятами встретился в Питере. Хорошо, что есть Интернет - мы все в «» переписываемся, - улыбается Александр Николаевич. - Поездка, конечно, серьезных расходов потребовала - по 14 тысяч сбросились на топливо, и уже на личные расходы 10 тысяч ушли. Но не жалеем. У кого-то сослуживцы на «Комсомольце» погибли - нужно отдать дань памяти ребятам.

Между тем ветераны-подводники не хотят останавливаться на этом первом автопробеге. Ведь есть еще Черноморский, Балтийский флоты, где тоже служили их товарищи.

Траурные мероприятия в память о «Курске» прошли в Видяево

  

Траурные мероприятия в честь 9 годовщины гибели Курска прошли по всей России. На Серафимовском кладбище в Петербурге и в самом городе Курске. 118 членов экипажа атомохода похоронены в разных городах. Траурный митинг состоялся сегодня и в гарнизоне Видяево, откуда Курск ушел в свой последний поход. 
Дочка мичмана Валерия Байбурина Света родилась через 5 месяцев после того, как отец встретил свою смерть под стометровой толщей воды.  Валерий даже не успел зарегистрировать брак, хотел жениться сразу после возвращения из похода. Но «Курск» не вернулся. Сегодня 12 августа — день, без преувеличения  национальной трагедии. Разом из жизни ушли 118 подводников, подлодка стала их общей могилой.
Тогда в 2000-м вся страна в буквальном смысле прилипла к экрану. Каждый час, каждый день появлялась новая информация и предположения  — живы, мертвы, живы, мертвы. Вместе с родственниками моряков надеялись и верили в лучшее все. Надежда не оправдалась — не выжил никто. Потом еще долго атомоход будут поднимать, искать виновных и выдвигать версии гибели. Компенсировать потерю родных нескольким сотням семей никто не сможет, никогда.
На пирсе все, кто свободен от службы. Со дня трагедии прошло ровно девять лет, но боль и скорбь навсегда останется в сердцах моряков и их семей. Взрываясь ревом по погибшему «Курску» скорбят и стоящие на причале боевые субмарины.

“Памяти друга” – дневник Оксаны Андрусенко

Источник: , LiveInternet.ru, Среда, 12 Августа 2009 г. 10:57 (ссылка)

 

Уже на второй день после известия об аварии "Курска", будучи в управлении кадров Северного флота, я познакомился со списком личного состава, находившегося на борту атомохода. И почти сразу взгляд остановился на одной из фамилий.

Его не было в списках экипажа
Владимир Шигин

Год рождения - 1958-й. Мой год! Место рождения - Севастополь. Мой город, моя родина!

Два сына, как и у меня, наши отцы служили на Черноморском флоте...

Так я впервые узнал о Владимире Багрянцеве, начальнике штаба 7-й дивизии. Тогда же я твердо решил, что будучи в Видяево, обязательно побываю в его семье.
Дом, где живут Багрянцевы, последний на улице Заречной. Дальше v сопки, поражающие своей особой северной красотой. Стояли первые дни осени и лес еще только начинал окрашиваться в желто-красные тона.
Екатерину Багрянцеву приехали поддержать подруги из Западной Лицы, где прошла большая часть их совместной службы с мужем. Мне показали домашнюю библиотеку. Я, едва взглянув на тесные ряды исторической и военно-морской литературы, сразу же понял, что нам было бы о чем поговорить с ее хозяином. Глядя на портрет хозяина дома, я все время невольно ловил себя на мысли, что когда-то и где-то уже видел это лицо. И вспомнил! Владимир Багрянцев удивительно похож на известного русского киноартиста Виктора Степанова. Кто не помнит его в роли Михаила Ломоносова в одноименном телевизионном фильме или в роли начальника милиции в знаменитом "Холодном лете пятьдесят третьего"? Такое же богатырское сложение, высокий лоб и прямой взгляд. Я твердо уверен, что схожесть внешняя почти всегда подразумевает и схожесть внутреннюю. Хорошо известно, что Степанов большой патриот России. Таким же патриотом своего Отечества был и Владимир Багрянцев.
В Видяево семья Багрянцевых прожила всего лишь три года после окончания Владимиром академии. С лейтенантских лет он на "Гранитах". На них прошел все ступени службы. Их считал самыми лучшими в мире подводными лодками. Он был по настоящему влюблен в море и больше всего на свете любил свои атомоходы. Он писал научные работы об использовании подводных лодок в современных условиях, коллекционировал вымпела и медали. Вообще был поистине увлеченным человеком.
Екатерина Багрянцева угощала меня удивительно вкусными домашними пирожками и рассказывала: "Мой Володя - очень сильный человек, он всегда все брал на себя. В жизни для него существовали, прежде всего, подводные лодки и семья. Был он очень большой, громкий и очень семейный. Для него всегда было особенно важно, чтобы его ждали дома. Сейчас вспоминается, что он всегда не хотел быть старым и болеть. Обладал каким-то особенно обостренным чувством патриотизма. Очень любил Россию. За нее и погиб... "
Летом Екатерина Багрянцева с младшим сыном отдыхали в Севастополе. Буквально за день до выхода в море на "Курске" Владимир позвонил ей. Сказал, что очень устал, сходит последний раз в море и после этого немного отдохнет. Сын Игорь, поговорив с отцом по телефону, расплакался:
- Я очень соскучился по папе!
В доме Багрянцевых всюду иконы. У одной из них горит лампада. И это не случайно. Капитан 1 ранга Владимир Багрянцев был глубоко верующим человеком. Еще учась в военно-морской академии, он часто посещал церковь, что в Петербурге на Черной речке. Исповедовался там и причащался. Духовным отцом Владимира был настоятель храма Серафима Саровского протоиерей Василий Ермаков. В церковь Багрянцевы всегда ходили всей семьей. Незадолго до своего последнего выхода в море Владимир сказал жене:
- Знаешь, очень бы хотелось, чтобы в нашем гарнизоне был приход и батюшка!
Уже после гибели "Курска" было принято решение привезти разборную деревянную церковь из Костомукши.
Из воспоминаний бывшего сослуживца капитана 3 ранга Андрея Румянцева: "Я больше 10 лет служил на подводной лодке с Владимиром Тихоновичем Багрянцевым и жил с ним на одном этаже. В 80-х мы оба начинали лейтенантами. У него было всегда такое хорошее, здоровое стремление к карьере, настоящий талант моряка. Призвание, ничего не скажешь... Здоровяк от природы, сильный, общительный, смелый. С нашей базы ушел в свой последний рейс "Комсомолец". Когда он погиб, многие перепугались, но только не Владимир - он моряк от Бога. Хотя ведь тоже - жена, дети, мог бы и поберечь себя. Но тогда это был бы уже не Багрянцев".

Служебные характеристики капитана 1 ранга В.Багрянцева говорят о том, что на всех ступенях службы он увлекался научно-исследовательской работой, работал над книгой о стратегии и тактике применения оружия в неординарных условиях атомными подводными лодками, изучал проблемы космоса, за освоение которого был награжден медалью Королева. Что более чем удивительно: профессионал земного гидрокосмоса, он мечтал о космосе вселенском!

Общаясь с офицерами 7-й дивизии, я, разумеется, расспрашивал их и о начальнике штаба. Все сразу же говорили о высочайшем интеллектуальном уровне капитана 1 ранга Багрянцева, о его большом профессионализме. Сам знающий подводницкое дело в совершенстве, начальник штаба бывал порой нетерпим к некомпетентности и разгильдяйству, но зла при этом никогда не таил, говорил все честно и открыто в лицо и так же быстро отходил.

Судьба, как рулетка, сыграла жизнями офицеров штаба дивизии. На учения уходило две лодки, и командование с флагманскими специалистами до последнего момента не знало точно, кто и на какой именно лодке выйдет в море. Первоначально на "Курске" планировал было идти командир дивизии контр-адмирал Михаил Кузнецов, но его не пустили какие-то неотложные дела. Затем на "Курск" был расписан заместитель комдива капитан 1 ранга Виктор Кобелев, а Багрянцев - на другую. Но в самый последний момент они поменялись местами. Что здесь скажешь? Может и вправду у каждого своя судьба...

В штабе дивизии мне показали кабинет Владимира Багрянцева. Деловая, аскетическая обстановка. Ничего лишнего. Брошенная на спинку стула тужурка, стопка служебных документов, на углу стола - открытая недочитанная книга адмирала Касатонова "Записки командующего флотом" с дарственной надписью автора. Кажется, что хозяин кабинета вышел по делам на какую-то минуту и вот-вот вернется...

У Владимира Багрянцева осталось два сына. Старший Дмитрий пошел по стопам отца. Летом 2000 года он перешел на второй курс военно-морского училища. Младший Игорь еще школьник. Отец очень любил обоих. У мужчин были свои особые "секреты". Вместе с отцом в нечастые выходные сыновья ходили на лыжах. Когда случилось несчастье, одиннадцатилетний Игорь встретил ее как настоящий мужчина. Плачущую мать он успокаивал:
- Мамочка, ты только держись!
Как отец и старший брат, Игорь тоже хочет быть военным моряком. Что ж, так, наверное, и должно быть, чтобы сыновья заступали на вахту вместо отцов. Тем и только тем жив наш российский флот!