воскресенье, 24 августа 2008 г.

Священник Сергий Шерфетдинов: "Как меня в подводники принимали"

У меня, как у священника, совершающего свое служение в гарнизоне подводников, была давняя мечта - выйти в море на подводной лодке. Хоте­лось узнать, что чувствует человек, находящийся в морской глубине, чем живет, чем, так сказать, ды­шит. Слава Богу, мечта эта осуществилась. По ре­шению командования 7 дивизии ПЛ СФ и благосло­вению нашего правящего архиерея состоялся этот поход на АПЛ «Святой Даниил Московский».

поход на Данииле006

Семь дней подводного плавания стали для меня курсом молодого бойца. Я узнал, что означает зага­дочная аббревиатура ПДА (портативный дыхательный аппарат), КПЛ (командир подводной лодки),

СПК (старший помощник командира), ИГАГ (инженер гидроакустической группы) и др.

Передвигаясь по отсекам, трапам и люкам, я набил себе бесчисленное количество шишек на голове. Узнал о том, что, оказывается, не все подводники приспособ­лены к надводному плаванию в подводной лодке. В числе таких «неприспособленных» я перенес (лежа в горизонтальном положении) 12-ти часовой надводный переход при пятибалльной волне.

поход на Данииле002Другим серьезным испытанием было испытание не­нормативной лексикой, то есть матом. Никакие «мероп­риятия»: инструктажи, учебные тревоги, уборки и прочее - не обходятся без этого «перца». Моряки обильно приправляют им свою речь. На мои скромные замеча­ния они отвечали: «Батюшка, Вы не представляете что бы здесь было, если бы Вас не было...» И тогда я думал: «Значит, я здесь не зря».

А потом было торжественное посвящение в под­водники...

«Дорогой товарищ! Навсегда запомни этот день, место ему в одном ряду с самыми волнующими, значительными событиями в твоей жизни. Сегодня ты торжественно посвящаешься в подводники и обязан с честью пронести почетное звание через все преграды и испытания...»

image...Хрустально-чистую воду из плафона на глубине 100 метров я выпил с чувством благодарности подвод­никам, принявшим меня в свою дружную семью. И таких красивых событий было много. И красивых слов было больше, чем некрасивых. Стремление человека к красоте отобразилось в названиях систем и агрегатов на подводной лодке: «анис», «кипарис», «кедр», «симфо­ния» и многих других. Но самым впечатляющим и зах­ватывающим было наблюдать, как, подчиняясь четким командам и слаженным действиям экипажа, этот «кит» погружается в воду или всплывает на поверхность. Я увидел в действии высококлассных профессионалов, обладающих большими знаниями, способных мобилизо­ваться и выполнять любые задачи. И хотя обстановка была не боевая (а в море она всегда немного боевая), но динамику боя я почувствовал. И еще почувствовал желание моряков быть востребованными. Их желание служить Отечеству, их любовь к Отечеству. И несмот­ря на то, что матом они ругаются, но Родину любят, а потому и сами достойны любви.

image А потом, после нескольких суток подводного плава­ния, был первый глоток свежего морского воздуха, какого-то особенного на вкус, была бесконечность моря, были разговоры по душам в тишине отсеков, в толще воды... И был родной берег, родной причал, встреча с близкими.

И хотя не было проведено ни одной лекции для всего экипажа, ни одной общей службы, все же, когда я прощался с моряками, почувствовал, что мы стали друг другу чуть-чуть ближе, чуть-чуть родней.

«Друг друга тяготы носите, и тако исполните закон Христов» (Гал. 6, 2).

С любовью и благодарностью священник Сергий Шерфетдинов.