среда, 23 марта 2011 г.

Человек большой глубины

Источник:

19 марта в России отметили  День моряка-подводника. 105 лет назад приказ по Морскому ведомству Российской Империи объявил подводные лодки самостоятельным классом боевых кораблей.

Оказывается, для того, чтобы стать настоящим подводником, недостаточно захотеть этого и отучиться в училище. Необходимо пройти специфический ритуал посвящения, так сказать, породниться с морем и железом – осушить плафон забортной морской воды, а затем поцеловать повешенную к потолку кувалду.

О забавных традициях субмаринного быта капитан I ранга в отставке Анатолий Каминский вспоминает с улыбкой и дерзким огоньком в глазах. За плечами у него не один десяток лет службы на подводных лодках. Припомнить и описать всё, что было за эти годы – обязательно получится захватывающий роман!

Детская мечта

– Мои родители на войне познакомились, – вспоминает Анатолий Эдуардович. – Отец участник обороны Москвы, дважды был ранен. Маму встретил в госпитале в Ярославле. Война войной, а и о любви люди в то время думали. Я родился уже в эвакуации в Чувашии, 20 ноября 1944-го. После войны отец повёз семью к себе домой, в Хабаровский край.

Здесь в библиотеке небольшого посёлка и прочитал Анатолий свои первые книги о морских приключениях.

– Тогда все дети зачитывались книгами Жюля Верна, Фенимора Купера, я Станюковича всего перечитал, Беляева. У нас библиотека в леспромхозе была небольшая, но у моего товарища там работала сестра, так что лучшие книжки мы получали без очереди. Кроме этого, в детстве я занимался судомоделированием. У меня перед домом была большая лужа, я там целыми днями в закатанных штанах плескался – пускал свои корабли. В девятом классе стал задумываться, кем быть, и уже тогда больше всего хотелось стать моряком. А в 10-м классе к нам в школу из Владивостока приехал мой будущий наставник – агитировать нас поступать в Тихоокеанское высшее военно-морское училище, лучшее в Советском Союзе. Конкурс туда был семь человек на место, но мы с товарищем успешно прошли вступительные испытания.

27 лет на флоте и ещё 10

Затем у каждого из сдавших экзамены была возможность проверить, правильным ли был выбор профессии.

– Тогда существовала интересная практика, – продолжает Анатолий Каминский. – После поступления мы год были матросами на кораблях, и за это время каждый из нас мог понять, сможет ли служить на флоте. Так что сразу после экзаменов меня направили в учебный отряд подводного плавания. А там азы подводной службы, приём присяги и вперёд – на подводные лодки Тихоокеанского флота от Владивостока до Камчатки. До следующей осени мы все были подводниками, а в сентябре нас собрали в училище: «Кто не желает учиться – шаг вперёд!».

Из 150 человек 60 вышли из строя.

Во время учёбы летом проходили практику на крейсерах, тральщиках, подводных лодках, торпедных катерах, а зимой учились. После окончания морского училища все получили назначения – кто на Тихоокеанский флот, кто на Балтийский…

– Меня направили на базу подводных лодок Северного флота в Видяево Мурманской области. Там отслужил четыре года на подводной лодке с коломенскими, между прочим, дизелями, – улыбается подводник. – Ходили на них из Мурманска в Средиземное море.

Заступил на службу Каминский в 1967-м командиром носовой швартовой команды, а на пенсию вышел в 1994-м капитаном I ранга. Но с морем не расстался и после этого – ещё 10 лет отработал начальником отдела безопасности на судостроительном заводе в Северодвинске.

– В жизни, если задуматься, опасность подстерегает на каждом шагу, – отвечает Анатолий Эдуардович на вопрос о рисках профессии. – В нашем деле риск, конечно, не маленький, но за долгие годы службы я убедился: аварийность на флоте зависит в первую очередь от человеческого фактора – от знания техники и умения действовать в критических ситуациях. Вот вы знаете, что такое минусовая температура воды? А в полярных морях это бывает. В таких условиях техника часто оказывает и от членов экипажа требуется особая собранность.

«Флот нужен России»

Как же Каминский оказался в далёкой от морей Коломне? А было так. В 1992-м приехал сюда в гости к родственникам. Городок понравился сразу: «Был май – сады цветут, птицы поют – райское место!». Спустя 12 лет, в 2006-м, удалось перебраться в Коломну на ПМЖ.

– 13-й раз в жизни переехал и на 13-й этаж, представляете, – смеётся Эдуард Анатольевич. – Так сказать последний причал с видом на парк Мира. И ничего страшного: для меня 13-е число вполне нормальное. Я когда-то жил в 13-й квартире, в доме № 13, а теперь на 13-м этаже.

О годах, проведённых на флоте, Каминский рассказывает с удовольствием и трепетом – там он нашёл верных друзей, о том времени главные воспоминания в жизни. А вот о сегодняшнем дне флота говорит с сожалением. И с надеждой.

– К сегодняшнему дню подводный флот, в том числе и в ходе сокращения стратегических вооружений, начавшихся ещё в 80-е, сократился в разы, на всю страну всего около 20 подводных лодок, а когда-то было более 100. Как к этому можно относиться? Уверен: чтобы быть великой страной, Россия обречена иметь хороший флот. Помните, как основатель русского флота Пётр I говорил: «Все наши дела ниспровергнутся, ежели флот истратится». Считаю, что русский флот должен возродиться, рано или поздно Россия к этому обязательно придёт.

В завершение встречи подводник Каминский вернулся к празднику:

– От всей души поздравляю с профессиональным праздником всех, кто имел и имеет отношение к подводной службе: моряков, инженеров, конструкторов, научных работников и кораблестроителей. Здоровья вам и долгих лет жизни!

* * *