вторник, 15 марта 2011 г.

Обеспечение экологической безопасности при освоении нефтегазовых ресурсов

Источник: http://www.helion-ltd.ru/environment-security-shtockmann

Примечание: материал 2006 года!

…Достаточно упомянуть инженерно-экологические изыскания для вариантов трасс подводного газопровода ШГКМ на Печенгу и на Видяево, работы в районе Байдарацкой губы, в Карском море, ОВОСы морской части ШГКМ, оценки экологических последствий сейсморазведочных работ при расширении поисковых работ на арктическом шельфе, экологическое сопровождение завода СПГ в Видяево, перегрузочных терминалов в Кольском заливе, эколого-рыбохозяйственные исследования в районах Адмиралтейского и Пахтусовского месторождений и ряд других работ…

МАТИШОВ Г.Г.1,ПРИЩЕПА Б.Ф.2, ДАЛЕ С.3, КРИСТОФФЕРСЕН Б.4

1 Мурманский морской биологический институт РАН, Россия 2Полярный научно исследовательский институт морского рыбного хозяйства и океанографии, Россия
3Акваплан-Нива, Норвегия, 4Статойл, Норвегия

В Федеральном законе РФ «Об охране окружающей среды» экологическая безопасность определяется как «состояние защищенности природной среды и жизненно важных интересов человека от возможного негативного воздействия хозяйственной и иной деятельности, чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, их последствий»  (глава 1. Общие положения).

В «Концепции устойчивого развития арктической зоны Российской Федерации» (раздел 3.4. «Обеспечение экологической безопасности») к вышеперечисленным задачам добавлена задача предотвращения терроризма, что весьма актуально в современных условиях,

В числе главных задач, которые необходимо решать для обеспечения экологической безопасности, отметим следующие:
- Развитие системы мониторинга состояния и загрязнения окружающей среды Арктики, включая изучение трансграничного переноса загрязняющих веществ в этом регионе;
- Исследование проблем влияния арктической природной среды на жизнедеятельность человека в Арктике, строительство и обеспечение функционирования хозяйственных объектов и транспорта;
- Определение стабильных, предсказуемых и недискриминационных условий хозяйственной деятельности и экологических ограничений в Арктике для всех субъектов экономической деятельности;
- Создание условий для естественного воспроизводства биологических ресурсов, защита животного и растительного мира, ландшафтных зон и экосистем Арктики;
- Осуществление мероприятий по компенсации непредотвращаемого ущерба биологическим ресурсам в результате хозяйственной деятельности в Арктике;
- Повышение мер безопасности в условиях арктической зоны, предотвращение аварий на объектах топливно-энергетического комплекса и иных объектов с негативными последствиями для хрупкой окружающей среды Арктики,

Общими критериями принятия рациональных решений для обеспечения сбалансированного функционирования природы, хозяйства и населения в Арктике должны выступать следующие ограничения:
• никакая хозяйственная деятельность в экологически уязвимой Арктике не может быть оправдана, если выгода от нее не превышает вызываемого ущерба;
• ущерб окружающей среде, населению и хозяйству в арктической зоне (в том числе, шельфах морей) должен быть на столь низком уровне, какой только может быть реально достигнут с учетом действующих социально-экономических факторов и установленных нормативов.

Из вышеперечисленных общих принципов логично вытекают две важные характеристики экологической безопасности, а именно:
• экологическая безопасность должна рассматриваться как система мер, обеспечивающих сохранение арктических экосистем, как принцип управления природопользованием и как залог успешности перехода к устойчивому развитию;
• экологическая безопасность есть сохранение здоровья морских экосистем в согласованных всеми заинтересованными сторонами пределах,

Рассмотрим основные направления обеспечения экологической безопасности при освоении топливных ресурсов шельфа. Как система экологическая безопасность может быть обеспечена комплексом мер, основанных на адекватном понимании, учете и прогнозе различных взаимосвязанных ее аспектов:

эколого-географических: тип морского бассейна, удаленность и глубоководность районов добычи и транспорта, специфика пространственно временного распределения скоплений ценных биоресурсов, возможных пересечений потенциальных воздействий и местообитаний биоты, уровень фонового загрязнения моря и др.;

гидрометеорологических (климатических): изменчивость ветро-волновых условий, наличие или отсутствие сезонного ледяного покрова и айсбергов, диапазон температур и др.;

ресурсных: тип добываемого сырья (нефть, газ, газоконденсат), объем и сроки эксплуатации углеводородных запасов, география поставок и др.;

технических: уровень проектных технических решений, в том числе по контролю и блокированию экологически опасных ситуаций, наличие адекватных средств борьбы с аварийными разливами нефти и газоконденсата (боны, суда, модели, сорбенты др.), включая удаленные районы, условия полярной ночи, наличие ледяного покрова и повторяемость штормовых ситуаций;

технологических: способ добычи сырья, подготовки его к транспорту (трубопроводы, танкеры, накопители), переработка (в море, на суше), утилизация отходов и др.;

юридических: природоохранное законодательство, нормативная база, система экологического контроля и др.;

политических: благоприятный «климат», честное партнерство, единство видения стратегий освоения ресурсов и др.

Все перечисленные аспекты обеспечения экологической безопасности носят универсальный характер, но конкретная их реализация зависит от конкретного проекта, истории и географии его разработки, достигнутых результатов и современного понимания нерешенных вопросов,
Штокмановский проект развивается неторопливо, что вполне объяснимо с позиций его уникальности, международной значимости и, как следствие, целого ряда не до конца решенных технических, экономических, финансовых и организационных в России и в масштабах мирового энергетического рынка, За прошедшие 15 лет многие аспекты обеспечения экологической безопасности этого проекта рассматривались на десятках конференций, совещаний, в многочисленных публикациях. Все это позволяет сосредоточиться в настоящем докладе только на кратком комментарии того нового, что сделано в области экологии (геоэкологии) за последнее время, В то же время авторы считают необходимым подчеркнуть обязательность некоторых мер, иллюстрирующих приведенные в начале доклада общие принципы.

Как показывает изменяющаяся обстановка вокруг Штокмановского проекта, наиболее актуальными сегодня остаются следующие проблемы: учет природной изменчивости экосистем (как абиотических факторов, так и биоты), неопробованность предлагаемых технических и технологических решений по проекту, несистемность, а порой фрагментарность экологического сопровождения различных этапов и компонентов проекта, отсутствие четкой и реальной системы экологического мониторинга и действий в чрезвычайных ситуациях; стратегическое, экологически безопасное и равноправное совмещение различных видов хозяйственной деятельности в пределах баренцевоморского шельфа; интернационализация многих сторон освоения проекта.

Сложность ответов на все текущие вопросы усугубляется тем, что их приходится готовить в постоянно изменяющейся обстановке (динамика климата, состояние биоресурсов, технический прогресс, природоохранная политика и практика инициаторов деятельности и контролирующих органов, глобальная энергетическая стратегия и др.). Рассмотрим эти вопросы по отдельности.

Современная динамика климата демонстрирует выраженную тенденцию к потеплению. Причины этого тренда дискуссионны, а прогнозы слишком односторонни и политизированны. Между тем научная рациональность обязывает нас быть осторожными и опираться на комплекс фактов и возможных следствий, Принципиально важным аспектом современной изменчивости климата в Арктике является его непредсказуемость, Нерегулярное чередование разных типов условий с большими амплитудами колебаний параметров природной среды может лишь усложнить планирование и осуществление любой деятельности на шельфе. Никто из ученых сегодня не может утверждать, что происходящее с климатом не является переходным периодом от одного оледенения к другому, что тающие арктические льды не опреснят Мировой океан настолько, что «сработает» обратная связь и не начнется похолодание. Любые климатические тренды отражают ситуацию «постфактум» и не обладают прогностическим потенциалом. Конкретная аномальная зима может практически опровергнуть осредненную климатическую тенденцию. Для практической работы более важно знать обстановку «здесь и сейчас», а для перспективы - размах аномальных колебаний. Не случайно, прогнозные оценки природной изменчивости объемов вылова основных промысловых гидробионтов в период 2005-2015 гг., составляют для рассматриваемого региона почти 100% (от 399 тыс, тонн до 639 тыс, тонн), а это следствие межгодовой изменчивости экосистемы, Существующие неопределенности диктуют необходимость использования осторожного подхода к планированию и осуществлению любой деятельности в Баренцевом море. Поиск научно обоснованного компромисса между краткосрочными и долгосрочными экономическими выгодами всех морских природопользователей - важнейшая задача.

Снижение уровня экологической неопределенности обеспечивается научными организациями, выполняющих исследования по госзаказу и по заказам нефтегазовых компаний. Осуществляется эта деятельность в рамках инженерно-экологических изысканий, процедур ОВОС и мониторинговых работ, За период 2005-2006 годов ММБИ, ПИНРО, Акваплан-Нива и Статойл провели большую работу в этом направлении.

Достаточно упомянуть инженерно-экологические изыскания для вариантов трасс подводного газопровода ШГКМ на Печенгу и на Видяево, работы в районе Байдарацкой губы, в Карском море, ОВОСы морской части ШГКМ, оценки экологических последствий сейсморазведочных работ при расширении поисковых работ на арктическом шельфе, экологическое сопровождение завода СПГ в Видяево, перегрузочных терминалов в Кольском заливе, эколого-рыбохозяйственные исследования в районах Адмиралтейского и Пахтусовского месторождений и ряд других работ. Особо следует отметить норвежские экологические работы в рамках освоения месторождения Сноувит и строительства газоперерабатывающего предприятия на о. Мелкойя,

По итогам этих работ можно сделать следующие выводы: освоение нефтегазовых ресурсов Баренцева моря потенциально экологически приемлемо и совместимо с рыболовством, Залог этой приемлемости и совместимости - современные экологически ориентированные технологии добычи и транспорта углеводородного сырья, в сочетании с высокой ответственностью и культурой исполнителей проектов.

Вместе с тем активизация работ на баренцевоморском шельфе вскрывает ряд недостаточно проработанных вопросов, имеющих как ряд общих для России и Норвегии аспектов, так и специфичных для каждой страны, Главным негативным фактором остается отсутствие реальной практики крупных совместных российско норвежских экологических работ. Это касается и Штокмановского, и Сноувит проекта. В результате остаются нерешенными многие вопросы методического и нормативного характера (состав и объемы работ по изысканиям, по ОВОС и мониторингу), что тормозит создание единых основ экологической безопасности в регионе. Крайне необходима работа по всестороннему внедрению в региональную практику международных экологических документов по освоению нефтегазовых ресурсов шельфа (конвенция ОСПАР, ОВОС в трансграничном аспекте, стратегическая экологическая оценка или СЭО, интегрированный план управления ресурсами в пределах всего Баренцева моря, совмещение точечных и региональных процедур ОВОС и мониторинга). Очень важны совместные работы фундаментального плана по изучению биоразнообразия, устойчивости и здоровья экосистем как основы оценок их экологической емкости, Эта тематика, наряду с более прикладными инженерно-экологическими задачами (моделирование, создание систем защиты берегов от нефтяных разливов, нефтехимия, техника отбора биологических проб и др.), направлена на поэтапное получение практически значимых результатов, которые создают предпосылки экологически безопасного освоения Арктики. Такие исследования должны поощряться Заказчиками и расширяться. Для российской стороны проблемой остается несистемность и неритмичность реализации экологических программ сопровождения нефтегазовых проектов (смена Заказчиков, изменчивость экологических требований к объему и номенклатуре работ, финансовые ограничения и др.).

Природные и экологические сложности арктического шельфа (дрейфующий лед и айсберги, пересеченный рельеф дна, уязвимость биоты) стимулируют поиск и внедрение более надежных технологий добычи и транспорта углеводородного сырья, Главным вектором развития в этой области является минимизация риска загрязнения окружающей среды за счет технологий «нулевых» выбросов в море и переработки нефти и газа на береговых объектах, В частности, на месторождении Сноувит основные производственные процессы будут осуществляться на морском дне (методы подводного закачивания), а доставка углеводородов на берег осуществляться по трубопроводам методом многофазного потока.

При этом на подводном оборудовании будет происходить и частичная подводная обработка сырья с целью уменьшения риска сепарации (блокировки в трубопроводах). Все это снизит риски аварий от контактов с ледяным покровом (навалы айсбергов, сжатия дрейфующих льдов). Вместе с тем, многофазный транспорт газа по подводным трубам на дистанцию более 500 км в изменяющихся условиях внешней среды является очень сложной и пока неопробованной технологией. Перенос основных производственных операций в рамках Штокмановского проекта под воду и на берег с экологических позиций весьма прогрессивен, хотя более рутинные экологические проблемы в связи со строительством завода СПГ в Видяево и сопутствующим этому увеличением объема танкерных перевозок вдоль побережья, маневров в узкостях, погрузок у причалов и т,д, также потребуют своего решения.

Одним из ключевых элементов системы экологической безопасности выступает мониторинг. До настоящего времени на шельфе Баренцева моря полноценная система экологического мониторинга как регулярных и скоординированных наблюдений не действует, Отдельные ее элементы, состоящие из наблюдений за состоянием недр шельфа, биоресурсами, компонентами экосистемы, загрязнением в местах разведки и обоснования объектов нефтегазовой инфраструктуры, нередко не отвечают критериям пространственно временной оптимальности, методической строгости и регулярности. Усилиями российских и норвежских специалистов сделано много для сближения принципиальных подходов к программам мониторинговых наблюдений (см. Материалы конференции «Нефть и газ арктического шельфа» 2004 г.). Согласовано, что минимум один раз в три года должен осуществляться мониторинг природной среды и биоты в районах освоения шельфовых месторождений, В основе этих наблюдений должен лежать отбор и анализ проб донных отложений и донных животных (бентос) на загрязнения. Однако из-за отсутствия реальной производственной деятельности на российском шельфе мониторинговые работы за счет недропользователей практически не выполняются.

Последние 15 лет государственная система мониторинга окружающей среды реализуется практически исключительно в части государственного мониторинга водных биоресурсов (системы регулярных наблюдений за распределением, численностью и воспроизводством водных биоресурсов, а также за средой их обитания), осуществляемого в тесной координации с норвежской стороной. Опыт и знания, накопленные в результате этого сотрудничества, может быть хорошей основой формирования полноценного экологического мониторинга Баренцева моря.

Сегодня главной проблемой остается проектирование и реализация оптимальной системы мониторинга, совмещающей в себе региональный охват всей области потенциального воздействия нефтегазовых разработок (по сути, вся южная половина Баренцева моря) и локальную детализацию в наиболее экологически уязвимых районах разведки, добычи и транспорта нефти и газа, местах нереста ценных гидробионтов, особо охраняемых зонах, фронтальных разделах различных водных масс, прикромочных областях,

Система морского мониторинга в современных экономических условиях, кроме того, должна учитывать интересы заказчика. В роли последнего сегодня реально могут выступать, в основном, фирмы и ведомства. Однако необходимо и восстановление мониторинговых потребностей государства, В противном случае без информационной поддержки остаются процедуры оценки состояния и динамики изменений климата общегосударственного значения, а это - природная основа любой морехозяйственной деятельности (частной или государственной). Без регулярного пополнения баз данных общего назначения локальные системы отраслевого или фирменного экологического контроля не смогут самостоятельно обеспечить процесс выработки управляющих решений в целях обеспечения устойчивого развития конкретного региона.

Сегодня различным потребителям нужны лишь отдельные информационные фрагменты. Их системное сочленение весьма затруднительно в условиях многоукладное™, закрытости и неоптимальности существующей практики сбора, хранения и обмена данными, Разрешить эти противоречия можно только путем создания наблюдательной сети, оптимально преемственной по отношению к прежней, но адаптированной к новой стратегии хозяйственного освоения конкретного шельфа и адекватной задачам устойчивого развития (баланс освоения и сохранения). Эта «неподъемная», на первый взгляд, задача более чем на 3/4 могла бы быть решена за счет только упорядочения использования существующих ресурсов заинтересованных ведомств и государств (финансовых, технических, административных, научных). Оставшаяся 1/4 должна быть направлена на техническое перевооружение системы морских наблюдений (в первую очередь, существенное расширение сферы применения дистанционных методов: спутниковых и буйковых).

Сложно решаемой остается проблема создания оперативной службы борьбы с аварийными разливами нефти, особенно в ледовых условиях, хотя в этой области российско-норвежская кооперация неуклонно прогрессирует.

Обеспечение стабильных, предсказуемых и недискриминационных условий хозяйственной деятельности и экологических ограничений для различных природопользователей в условиях Баренцева моря приобретает важнейшее значение по мере увеличения нагрузки на морскую экосистему (БМЭ). Потенциальные конфликты между нефтяниками, рыбаками, военными, «зелеными» защитниками природы, туристским бизнесом, транспортом неизбежны. Проблема состоит в том, чтобы эти конфликты минимизировать или, по возможности, упредить. Это возможно только на основе составления стратегических планов интегрированного управления большими морскими экосистемами, в частности, баренцевоморской, функционального зонирования акваторий и побережий, Норвежская сторона свою часть общего пути прошла: в 2005-2006 годах экспертная группа, представляющая все заинтересованные ведомства Норвегии, выполнила оценку воздействия деятельности основных природопользователей для норвежского сектора Баренцева моря и района Лофотенских островов. Предприняты попытки объединить эти отраслевые оценки в интегральные, а также рассмотрены три возможных сценария развития экологической ситуации в Баренцевом море.

Сделаны выводы, что определенную угрозу здоровью региональной экосистемы несут дальние распространения поллютантов («внешние» источники), а также возможная нескоординированность действий на межгосударственном уровне (Россия и Норвегия). Общее заключение, пока очень осторожное из-за существенных пробелах в знаниях, состоит в том, что экосистему Баренцева моря реально можно сохранить на перспективу как одну из самых чистых, продуктивных и здоровых в мире, В феврале 2006 г, в Москве, в МПР эти результаты были представлены российской стороне, состоялось обсуждение, но российского продолжения не последовало. Между тем план интегрированного управления, единой по своей природе, БМЭ Баренцева моря необходим для практического включения экологических факторов в процесс принятия решений (наряду с финансовыми, экономическими, техническими и т,д.), без чего невозможно достижение устойчивого развития в регионе, Методология междисциплинарного регионального ОВОС или стратегической экологической оценки (СЭО) может быть заложена в основу методологии интегрированного управления. При этом три основных экосистемных функции: эмиссия (загрязнение), экстракция (изъятие ресурсов) и оккупация (использование территорий) должны равноправно оцениваться. Признавая приоритет сохранения возобновляемых биологических ресурсов, нельзя смещать оценки негативных последствий в какую-то одну сторону. Можно утверждать с определенной долей условности, что рыбные запасы Баренцева моря сегодня управляются в устойчивом режиме, хотя в рыбном хозяйстве существуют собственные экологические проблемы (вылов сверх научно рекомендованных объемов, нелегальный вылов, воздействие тралового промысла на донные биоценозы и т,д.). Оптимизм внушает тот факт, что угроза осознается специалистами обеих сторон (Аглен и др. «Рыбное хоз-во», №6. 2005), ее политизация контрпродуктивна, а положительные тенденции в реализации принципа предосторожности в рыболовстве быстро и эффективно нарастают.

В заключение выделим некоторые общие требования к обеспечению экологической безопасности в связи с освоением нефтегазовых ресурсов баренцевоморского шельфа, а именно:

1. Системность подхода (единство и взаимосвязь компонентов).

2. Опора на научный анализ и прогноз.

3. Интернационализация экологической деятельности по всей цепочке: от проекта к мониторингу и контролю (включая контроль соблюдения принятых экспертизой проектных решений).

4. Согласование между всеми заинтересованными сторонами стратегического видения места и роли конкретной морской системы (шельфа) в обеспечении устойчивого развития региона,

Реализовывать эти общие подходы наиболее целесообразно, применяя принципы, цели и процедуры всесторонней оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС), а именно: обеспечение устойчивости, экосистемный взгляд, осторожный подход, адаптивность и интегрированность управления, региональная гибкость, консультации, партнерство.

При реализации всех этих подходов, которые мы изложили в нашем докладе, можно надеяться на формирование условий обеспечения экологической безопасности при освоении нефтегазовых ресурсов баренцевоморского шельфа, что принесёт пользу экономике и позволит нам продолжать использовать море так, как мы это делали в прошлом.